Четверг, 16.08.2018, 15:38
Мой сайт
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Основы риторики [11]
Уроки риторики [7]
История риторики [17]
Законы риторики [6]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 791
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Риторика » История риторики

История риторики. Риторика Аристотеля.

История риторики.

Риторика Аристотеля.

 Аристотель  (384-322), знаменитый древнегреческий философ, начинал карьеру в платоновской Академии в качестве преподавателя красноречия и написал учебник  – «Риторику» (ок. 300 г. до н.э.). В нём систематически изложены теоретические основы риторики. Она определяется как «способность находить возможные способы убеждения относительно каждого   данного предмета».

К риторике Аристотель относился как к неизбежному злу, порождённому общей испорченностью нравов (имеется в виду демос - те, кто заседал в народном собрании Афин и принимал решения голосованием, слушая недобросовестных ораторов). Он считал, что истина сама по себе убедительна, если бы слушателями были люди разумные, а процедуры принятия решений – справедливыми. Но раз это не так, то риторику как комплексное средство воздействия на чувства и ум, приходится преподавать,  изучать и применять.

Аристотель обучал искусству правильного рассуждения. Он разрабатывал проблемы логики: аналитику (искусство анализа, учение об умозаключении, доказательстве, определении и делении понятий) и диалектику (искусство вести беседу; у Аристотеля – наука о вероятных мнениях. Сам термин « логика» появляется уже после Аристотеля). Риторика отличается от аналитики и диалектики прикладным характером, так как она предназначена для того, чтобы не просто правильно рассуждать, но ещё и убеждать людей.

В отличие от тех, кто считал творчество процессом иррациональным, когда действует вдохновение свыше (например, Платон), Аристотель стремился показать, что это ремесло имеет свои инструменты и приёмы их применения.

Аристотель  различает два способа убеждения:

1.     нетехнические: всевозможные факты, данные, свидетельства, посылки, на   которые опираются в доказательных и правдоподобных рассуждениях (свидетельства очевидцев, письменные договоры, клятвы и показания, данные под пыткой). В логике они чаще всего называются основаниями доказательства,  аргументами или доводами;

2.     технические, посредством которых аргументы, связываются с выводимыми из них заключениями. Наиболее   распространенными формами логического вывода является дедукция (от лат.  deductio – выведение) - умозаключения, в которых новая мысль выводится из некоторых посылок чисто логическим путём. Например, изобретённый Аристотелем силлогизм. Другой способ доказательства - индукция (от лат. inductio – наведение), когда выводится какое-то общее правило на основании рассмотрения многих частных случаев, обобщение фактов или суждений.  Аристотель выявил два вида индукции: индукцию через простое перечисление и неполную индукцию.

Убедительность речи основывается, поэтому,

1.      на истинности (или правдоподобности) аргументов,

2.     от методов рассуждения, с помощью которых из аргументов выводятся заключения.

Поскольку, однако, явное и развернутое использование дедуктивных и индуктивных   умозаключений крайне усложнило бы речь, Аристотель рекомендует   использовать упрощения, а именно вместо   силлогизмов -  энтимемы, а индукции -  примеры.

Под энтимемой подразумевают сокращенный силлогизм, в котором пропущена та или иная   посылка, хотя она легко подразумевается, а в случае необходимости ее нетрудно восстановить (вместо полных и утомительных рассуждений, перечислений посылок, приводятся только готовые заключения как нечто очевидное).

Точно так же в обычной речи достаточно сослаться на типичный пример, который может навести   на индуктивное обобщение.

Такова в общих чертах аристотелевская  концепция риторики, опирающаяся скорее на логику.

Помимо логики доказательства в Риторике уделено внимание и другим основополагающим категориям и терминам которые затем были усвоены эллинистической традицией преподавания этого предмета.

Так, он определил три рода речей: совещательные (склоняющие или отклоняющие), судебные (обвиняющие или оправдывающие)  и торжественные, эпидейктические (хвалебные или порицающие).

Три типа времени, рассматриваемые в этих речах: будущее (предмет совещательного красноречия), прошедшее (судебного) и настоящее (торжественного).

Три стиля соответствуют им: простой, средний и высокий. Каждому типу речи – свой предмет соответственно: будущее, настоящее и прошедшее.

Три типа воздействия на аудиторию: логос ( сила логики), этос (нравственный облик оратора) и пафос (страстность исполнения).

 Аристотель знакомит с учением о страстях, о типах слушателя, основами стилистики и композиции речей (четырёхчастная: введение, основная часть, разделяющаяся на повествование и разработку, заключение),.

Однако, как считается ныне,  эта система учила скорее исследовать речи, чем их составлять; поэтому его "Риторика" почти не повлияла на практику риторического преподавания.

 

Есть ещё одно значительное для практической риторики сочинение Аристотеля -  «О СОФИСТИЧЕСКИХ ОПРОВЕРЖЕНИ­ЯХ», дополнение к его произведению  «Топике» в качестве его послед­ней, девятой главы.

Он представляет собой системати­ческий разбор и опровержение софистических уловок, при помощи которых в споре можно получить обманчивую видимость победы. В трактате раскрывается логическая непра­вильность софистических рассуждений.

Логические ошибки Аристотель делит на две группы:

 1) ошибки, основанные на словес­ном выражении, и

 2) ошибки мышления (рассуждения), не­зависимые от способа выражения в речи.

В первую группу он включает:

·        «омонимию» (одно и то же слово используется для обозначения различных понятий: «Лекарство, принимаемое больным, есть добро. Добра нужно делать как можно больше. Следовательно, лекарств нужно принимать как можно больше.)

·        «амфиболию» (грамматическая конструкция допускает двоякое толкование: «Казнить нельзя помиловать», «Московские казино заменят книжные прилавки» ),

·        «неправильное соединение слов»  (в соединенных словах нет логической связи между объектами, обозначаемыми этими словами: «Сидящий встал. Кто встал, тот стоит. Следовательно, сидящий стоит»).

·        «не­правильное разделение слов» (в словесном выражении разъединяется то, что логически разъединить нельзя: «Два и три суть чет и нечет. Пять есть два и три. Следовательно, пять есть чет и нечет»),

·        «неправильное про­изношение и двусмысленность флексий» (косит – косит).

Во вторую группу Аристотель относит сле­дующие собственно логические ошибки, среди которых:

1) ошибка на основании случайного (свойства целого распространяются неправильно на свойство части: «Если Кориск не то же, что Сократ, а Сократ – человек, то следует признать, что Кориск – не то же, что и человек);

2) от сказанного просто к сказанному с ог­раничением и наоборот — (положение, верное при некоторых условиях, выдается как верное при всех условиях : «Бром – целебное средство при  целом ряде заболеваний». Тут надо возразить, что не при всех);

 «От смысла разделительного к смыслу собирательному» (о целом утверждается то, что верно только относительно  частей этого целого: «Если каждый из симптомов – неопасен, то это не значит, что все они в совокупности неопасны»),

 «От собирательного смысла к смыслу разделительному» (выводы, верные относительно целого, переносятся на отдельные его части: «Если библиотека хорошая, это не значит, что каждая книга в ней хорошая»);

3) ошибка, которая затем в логике стала из­вестной под названием «ignoratio elenchi» («подмена тезиса» —  нарушение «закона тождества», когда, начав доказывать один тезис, переходят незаметно к доказательству другого, внешне схожего с первым );

4) ложное   доказательство — логическая ошибка, которая затем стала изве­стной под названием «petitio principii» («пред­восхищение основания» —  нарушение «закона достаточного основания»: «когда аргумент сам нуждается в доказательстве «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно»; или : «учение должно быть осуждено, потому что оно – ересь»);

5) неправильное понимание связи основа­ния и следствия — логическая ошибка, ко­торая затем в логике стала известной под наз­ванием «post hoc, ergo propter hoc» («после этого, значит, по причине этого» —  нарушение закона достаточного основания в процессе индуктивного умозаключения, смешение причинной связи с простой последовательностью событий во времени.);

6) то, что не есть причина, принимается за причину, или доказательство через невоз­можное (т.е. ложная причина – тут можно привести в пример охоту на вредителей в сталинской России, когда неудачи объяснялись происками врагов народа - вредителей;) ;

7) ошибка смешения нескольких вопросов (или ошибка многих вопросов): задается сразу несколько вопросов под видом одного, причём требуют ответить «да» или «нет», в то время как подвопросы противоположны друг другу и на один можно ответить «да», а на другой «нет»: «Престал ли ты бить своего отца? Да или нет?)

В споре с софистом Аристотель советует вскрыть двусмысленность слов и выражений, употребляемых противником; разоблачать ложные посылки и неправильные соединения посылок в сил­логизме; пресекать попытки подмены тезиса; следить за тем, чтобы в качестве истинных посылок не выстав­лялись такие положения, которые сами нуждаются в доказательстве их истинности; раздельно отвечать на вопросы, когда софист пытается смешать многие вопросы в один, и т.




Источник: http://rudn.monplezir.ru/pryakhin_lekzii_%20po_kursu_or_chast_1.zip
Категория: История риторики | Добавил: sova (24.05.2009)
Просмотров: 11150 | Комментарии: 2 | Теги: Риторика | Рейтинг: 3.2/4
Всего комментариев: 1
1  
мне нравится

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2018Бесплатный конструктор сайтов - uCoz